[Johnnys~are~love ♪]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Johnnys~are~love ♪] » Art desu » Уэдочка. Избранное


Уэдочка. Избранное

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название: Что происходит с кошкой, которую перестают гладить
Категории: angst.
Пейринг: РёДа
Рейтинг: PG
Ворнинги: плагиат цитатничество, женственный Уэдочка, слюни-сопли-нытье, ангст на ангсте ангстит и ангстом погоняет.
От автора: за основу взята одна очень замечательная цитата, которая будет полностью обыграна в тексте. Критика приветствуется, негативная – в первую очередь.
ЗЫ: не Пушкин, просто графоман.
ЗЗЫ: посвящается одному очень хорошему человеку, который немного недопонимает меня вместе со мной.

Дисклеймер: всех канонов имеет дядя Джонни.
---

Свернутый текст

Что происходит с кошкой, которую перестают гладить?
Сначала она не верит в происходящее. И продолжает ластиться, будто все так, как она привыкла. И никак не может взять в толк, почему он больше не ищет ее первым делом по всему дому, когда приходит, чтобы погладить, заглянуть в ее счастливые глаза и с улыбкой сказать: "А вот и я. Скучала?" Поэтому она бежит здороваться первая и не замечает, что он, машинально почесывая ее за ушком, думает о чем-то совершенно другом.

- Всё в порядке?
Уэда лежит на коленях Рё, а тот думает о чем-то. Пальцы его застыли в двух сантиметрах от щеки Татсуи, и тот отмечает, что его руки стали намного холоднее за последние дни. И все же, это ЕГО Рё. ЕГО ЛЮБИМЫЙ Рё. И они переживут всё, пока будут вместе.
Нишикидо не торопится с ответом, и Татсуя зовет его по имени – тихонько, но требовательно, словно голодный котенок, пытающийся привлечь к себе внимание мяуканьем. Брюнет мотает головой, пытаясь вырваться из своих мыслей, и вопросительно смотрит на Уэду.
- Ты что-то хотел?
- Ты какой-то задумчивый в последнее время.
- Не бери в голову… Все нормально.
И Уэда с болью где-то в груди думает, а что, черт возьми, «нормально» в понимании Рё?..

Затем она начинает задумываться, почему от нее снова нетерпеливо отмахнулись. Может, он просто не в духе? Мало ли что... И покорно ждет ночи, чтобы пробраться в кровать и свернуться клубочком у него в ногах, когда он уже спит.

- Окаэри.
Сердце рыжего бьется так часто, будто он только-только вышел с аттракциона «Американские горки». Парень стоит босиком на холодном полу, упершись плечом в стену в коридоре, и смотрит, как Рё не спеша раздевается. Свитер с большим вырезом сползает с плеча, и рыжик переминается с ноги на ногу, не обращая внимания на то, как прохладный воздух касается теплой кожи. Нишикидо выпивший, и Уэда огорченно поджимает губу, но всё же подходит к любимому, обнимает его, и неловко целует в висок. Глупая тишина сковывает обоих, и Рё открывает рот, чтобы сказать что-то важное, но Уэда тут же нежно целует его губы, пухлые, невероятно сладкие, с горьковатым привкусом пива.
- Я скучал.
Ему хочется закричать, чтобы разорвать тишину, хочется услышать в ответ «я тоже», хочется утонуть в любимых объятиях, хочется, хочется, хочется… Хочется мурчать в его объятиях хоть всю ночь, лишь бы чувствовать это тепло… Это тепло любимого, самого важного для него человека.
А в ответ все еще тишина. Долгая. Затянувшаяся.
- Я хочу спать.
- Я постелю тебе. Иди в душ.
Так холодно, что Уэда невольно ежится, натягивая свитер обратно на плечо. Глаза предательски щиплет, и он, до боли кусая губу, идет в спальню. Медленно, ссутулившись, будто кот, которого обругали за какую-то шалость. Наверное, Татсуе было бы легче, если бы Нишикидо накричал на него.

Когда он впервые в жизни приходит под утро, она понимает, что что-то таки случилось. Она ждет с утра и до вечера, а потом всю ночь спит чутко, боясь пропустить приход самого важного для нее человека. И так безумно радуется, когда он все-таки появляется, что сразу прощает его. Она ведь его кошка.

Уэда не мог понять, почему все так изменилось. Почему Рё больше не обнимает его, когда возвращается в их дом, где они могут побыть только вдвоем. Почему больше не обнимает его, когда засыпает, пьяный, в их кровати, которая теперь похожа на два составленных рядом гроба с полуживыми существами – один, стынущий без тепла другого, которое тот ему уже не дарит. Он не касается его больше, не гладит его волосы по утрам, а сразу идет в душ, даже не улыбаясь ему. Может, у него случилась какая-то неприятность? – думает Уэда, готовя завтрак, а руки его тревожно дрожат. Будто в предчувствии чего-то очень, очень плохого.
Рё выходит из душа, вытирает волосы полотенцем, посвежевший, казалось бы, – такой же, как всегда. Только взгляд его мутный, задумчивый, рассеянный. По одним только глазам можно сказать, что он не думает о Татсуе. Казалось, не замечает. От этого взгляда Уэда неосторожно попадает лезвием по пальцу, и вздрагивает – даже не от боли, а от чувства обиды. Он ведь все ещё думает о Рё. Все ещё.

Однажды недопонимание все же превращается в ссору: он снова ее грубо оттолкнул, а она впервые выпустила когти. И вот он с недоумением и легким раздражением смотрит на нее, обрабатывая поцарапанный палец йодом, а она сидит в самом темном углу и ругает себя за случившееся. Как она могла так с ним поступить? Ведь это же ее "он"... Ее все чаще посещают сомнения: что же с ним случилось? Может, она что-то сделала не так? Да, это все ее вина - она не была достаточно внимательна... ведь так?..

- Уэда?
Нишикидо с удивлением закрывает ладонью рот, чувствуя пальцами горячую кровь, сочащуюся из разбитой губы. Рыжий стоит напротив Рё, в глазах его ненависть, обжигающая, всепоглощающая Н-Е-Н-А-В-И-С-Т-Ь. Он ненавидит его за свое сердце, уже начинающее давать трещину, за то, что ему больно уже который день от пустых взглядов и отсутствующих улыбок, а Нишикидо еще и прикидывается, словно ничего не понимает. А может, вправду, не понимает? Может, он просто перестал думать о его чувствах? Ну, уж нет! Ты же обещал, что не отпустишь мою руку!!! Никогда-никогда, не отпустишь! Почему ты предаешь меня, господи, почему ты предаешь меня? Я же люблю тебя, я все еще люблю тебя, черт тебя дери!!! – буквально кричат глаза Уэды, и с ресниц срывается предательская соленая капля, прямо на губы, позабывшие вкус Его губ. «Почему ты предаешь меня, неужели ты разлюбил?.. Почему мне так больно? Почему, почему, ты же обещал, что не отпустишь, никому не отдашь, всегда рядом, всегда вдвоем, никогда врозь…».

Он впервые на нее накричал. Она забивается в дальний угол и плачет. Потому что не видит выхода. Слезы тяжелыми каплями падают в пыль, она брезгливо отдергивает лапки от грязных лужиц и торопливо умывается.

- Пошел ты, истеричка несчастная…, - с ненавистью говорит, будто выплевывает сквозь зубы, Рё, и идет в ванную, чтобы принять душ, и немного оправится после двухчасовой ссоры. Татсуя сидит на кровати, обхватив колени руками, словно нашкодивший ребенок, и всхлипывает. Голова жутко раскалывается, а слезы льются, словно кровь, вытекающая из только что расколовшегося сердца. Рё сказал, что любит другого. А Уэда ответил, что не отпустит его. Что любит. Что сойдет с ума без этих глаз. И сейчас боль, эта дикая боль в груди, в голове, сводит с ума, он орет так громко, чтобы Рё услышал сквозь шум воды в ванной, и чтобы эти слова еще долго звенели в его ушах.
- Это тот, кто влюбил тебя в себя, сделал меня несчастным,  Рё!

Они все время ругаются. Он кричит, она со слезами на глазах шипит на него, с каждым разом все более яростно. И все чаще, вонзая в него когти, не чувствует его боль так, как раньше. Ей стало все равно?

- Придурок.
- Скажешь это своему мальчику-шлюшке.
- Он не шлюшка, - Рё хватает Уэду за горло, и угрожающе смотрит ему в глаза. Парень выдерживает этот взгляд, полный ненависти:
- Шлюшка. А ты повелся на эту дешевую любовь. Наверняка, тебе просто нравится, как он делает тебе минет.
- Заткнись! Что ты вообще знаешь? Думаешь, только ты умеешь любить? Думаешь, я могу любить только тебя? – рычит Рё, словно пес, который обнаружил во дворе дома чужака. Теперь они чужаки друг другу. Нет любви. Только ненависть. – Ты мстительная сука, но только не надо вымещать свою ненависть на человеке, которого я…
- Потом ты также бросишь его, как меня, а? Тоже будешь говорить ему это? Тоже будешь ненавидеть его, доводить до слез? – Уэда презрительно улыбается, стараясь ранить как можно больнее этого человека, от которого теперь пахнет чужой постелью. Ранить того, кто ранил тебя в тысячи раз больнее, пренебрегая его чувствами.
- Заткнись…, - озлобленно рычит Нишикидо, отпуская рыжего. – Откуда в тебе столько ненависти и злобы?
- Когда эта шлюшка разобьет сердце тебе, то ты поймешь меня, - огрызается Татсуя, и отправляется на кухню допивать горький остывший кофе.

Он пришел злой, уже привычно накричал на нее за разбросанные по коридору тапки. Она подбежала к нему и угрожающе зашипела... испуганный визг, стук падающего тела и скрип когтей по полу. Он ударил ее. Ночью, вылизывая ушибленную лапку, она принимает решение.
Утром он находит только открытую форточку. Она ушла гулять сама по себе. И лишь изредка и с неохотой вспоминает того, кто забывал ее гладить... ©.

0

2

Ueda Tatsuya
http://s11.radikal.ru/i184/0911/c6/6979f304ce5b.gif
дадада, так здорово, помню эту вещь

0

3

Ryosuke Yamada написал(а):

дадада, так здорово, помню эту вещь

как мы рыдали всем флудом)))

0

4

Ueda Tatsuya

помню...... я, когда читал так ревел....

0

5

Название: Никогда не знаешь…
Категории: drubble, POV, angst
Пейринг: ДжинДа, упоминания ТатсуПи.
Рейтинг: G.
Статус: окончено
Саммари: KAT-TUN в боулинг-клубе, и слезы-сопли.
Дисклеймер: всех канонов имеет JE, а я тут мимо проходил XD

Свернутый текст

А его Принцесса больше не Принцесса.
Уэда Татсуя больше не парень с надменным взглядом и поджатыми губками. Его нельзя больше сгребать в охапку, целовать его щечки, и тонкую шею, отдающую ароматом весны. «Их» больше нет, и в этом виноват один лишь он, Джин.
Сейчас, будучи с другим человеком рядом, он раскрылся полностью – словно прекрасный цветок, необычайно редкий. На сцене Уэда больше не боится быть просто собой, он не застенчивый замкнутый Химе, а уверенный в себе и своей привлекательности парень. Он научился танцевать, и не краснеть, когда его целуют. Теперь он умеет совладать со своими эмоциями, и улыбаться искренне, а не только в объектив фотоаппарата.
А Джин все еще любит наблюдать, как улыбается Уэда Татсуя, когда счастлив. И сейчас он жадно упивается этой улыбкой, стараясь не упустить ее, испить всю до капли, пока ничего не подозревающий Уэда бесится с Каме.

POV Уэды

Я никогда не считал Каме привлекательным, но когда он улыбается, то мое сердце замирает, и я готов простить ему все. И вот сейчас он пытается убедить меня в том, чтобы я уступил ему место рядом с Коки, с помощью этой самой обезоруживающей улыбки. А я, черт возьми, не могу даже сопротивляться…
- Тат-чан~, - Казуя сладко растягиваетслоги, обворожительно улыбаясь, и я не выдерживаю. Отсев в сторону, я указываю ему на место рядышком, между мной и Танакой. Каме смеется, послушно садится на освобожденное для него место, и как бы невзначай проводит рукой по моей коленке, от чего я вздрагиваю. – Аригато~
«Вот ведь…», с улыбкой думается мне, я качаю головой и встаю с диванчика, когда Мару взглядом дает мне понять, что мой ход следующий. Но не успеваю я взять шар для боулинга, как меня зовет Джин:
- Уэпи! Телефон!
С разочарованием я отдаю шар Джунно, и иду к столику, где Аканиши сидит в одиночестве и наблюдает за тем, как мой мобильник вибрирует и постепенно приближается к краю стола. Я успел перехватить его за секунду до падения, и принял вызов:
- Алло!
Джин недовольно нахмурился, и Мару замечает это. Пока я разговариваю, он подсаживается к Аканиши, и берет в руки свой бокал с пивом.
- Это ведь Ямашита, - тихо говорит Джин, и Мару вздрагивает от неожиданности. Ведь он только-только хотел спросить, почему Аканиши такой невеселый.
- И что? Пусть говорят…, - улыбается Юичи, надпивая напиток из бокала. Угрюмость не сходит с лица Джина.
- Тебе не понять, - Джин тяжело вздыхает, и потирает виски. Я ложу трубку, и забираю свою сумку с диванчика.
- Тат-чан. Ты куда? – Каме обеспокоенно смотрит на меня, вздернув тонкие брови. Я спокойно улыбаюсь ему в ответ, и перехватываю ремешок сумки поудобнее.
- К Ямашите.
Джин недовольно хмурит брови, когда встает с дивана, и надевает солнцезащитные очки, скрывающие его лица чуть меньше, чем на половину.
- Я довезу тебя.
- Джин, ты не должен…, - я мягко улыбаюсь ему, но он хмурится еще больше.
- Все хорошо, Татсуя. Я довезу.
- Надо же, Аканиши сегодня сам благородство? – Тагучи, как всегда, не в тему, но это даже и лучше, потому что сейчас бы обязательно возникла неловкая заминка.
- Хватит. Пойдем, я тебя отвезу, - Джин берет меня за руку чуть выше запястья, и мое сердце почему-то начинает биться чаще. Господи, какой же я глупый…
- Хорошо, хорошо… Ребята, удачной вам игры. Мару, ты должен выиграть у них! – я неопределенно машу рукой в сторону Каме и Коки, и медленно иду за Джином. Он идет впереди, не оборачивается, и молчит. И я молчу. Мы не говорим до самой стоянки, пока не подходим к его машине. Он прижимает меня к машине, и я упираюсь спиной в холодное стекло.
- Почему он?
Я вздрагиваю, и крепче перехватываю ручки сумки, словно вот-вот уроню ее. Но мне просто нужно что-то сжать в руках. Задержать дыхание, словно перед прыжком в пропасть, и с выдохом ответить:
- Я люблю его.
- Я люблю тебя.
- Джин…, - еще секунда, и если я не возьму себя в руки, то обниму его. Просто от того, что помню еще, какой он теплый, и как бьется его сердце.
- Я все еще люблю тебя…
- Между нами всё…, - я пытаюсь сказать то, что так боялся принять после разрыва. – Ты понимаешь…
- Уэда, - он порывисто обнимает меня, и я чувствую, будто стал очередной главной героиней какой-то романтической дорамы. Тихо всхлипнув, я зарываюсь носом в его плечо, и жадно вдыхаю запах. Безумно знакомый запах, который заставляет сердце… все еще заставляет биться…
- Я люблю Ямапи, и между нами с тобой все.. все… все кончено…, - я не выдерживаю, и глаза начинают слезится. Чертов Джин…
- Молчи…, - он прикладывает широкую ладонь к моим губам, и улыбается так ласково, как тогда, когда признался мне в любви. Сердце разрывается, Господи…
- Ты сам предложил расстаться, - я использую последний, наиболее весомый аргумент, от чего он вздрагивает, а улыбка сходит с его лица. Я выдыхаю, судорожно и болезненно. – Ты сам предложил. – Я знаю, что мои слова его ранят сейчас, но мне нужно оградить себя от бесполезных эмоций сейчас. Я ведь стараюсь забыть его…
- Я сожалею, но…, - его глаза безжизненно смотрят на меня, взгляд будто пронзает меня насквозь.
- Уже поздно. Слишком поздно…, - я тяжело выдыхаю, и накидываю ручку сумки на плечо. – Я поеду на синкасене. Еще успею…
Но его рука снова перехватывает мою, и сердце снова замирает.
- Я довезу тебя. К нему. Обещаю.

0

6

повторюсь - это прекрасно, взяло за душу! *.*

0

7

Название:  Твой запах
Категории: fluff
Пейринг: МаруДа
Рейтинг: PG
От автора: Критика приветствуется, негативная – в первую очередь.
ЗЫ: сэмпаю~ *писалось давно и в бреду на алгебре*
Дисклеймер: всех имеет дядя Джонни.

Свернутый текст

Уэде нравится традиционная квартира Мару. Напрашиваясь на ночевку, он предвкушает, как будет сидеть на татами, жевать чипсы, запивая их светлым пивом, смотреть телевизор или рыться в его встроенном шкафу со всякими безделушками. Сэмпай всегда радушно принимал гостей. Коки был его частым посетителем, так как они часто засиживались допоздна, придумывая новые шутки для своего дуэта. А еще он любил аккуратного и доброго Тат-чана. Но сегодня кохай пришел не один, а с Пандой.
Спустя пару часов комнату наполнял негромкий храп Аканиши, хруст чипсов и негромко включенный телевизор. Иногда Татсуя комментировал фильм, и толкал спящего в соседнем футоне Джина.
- Замолчи~
Уэда с хохотом толкает ногой ногу Аканиши, тот недовольно ворочается и переворачивается на другой бок лениво, словно медведь.
- Да пусть себе спит…, - Мару слабо улыбается, ложа руку на плечо Татсуи, и тут же отдергивает ладошку, краснея и смущаясь. Увидь это, Уэда тут же обозвал бы старшего «каваии~» и бросился бы тискать ему щечки. Но он не видит, продолжая воевать ногой с ногами Аканиши в полумраке.
- Он ужасно громко храпит! – возмущается Татсу, явно преувеличивает. Набирает в широкую ладонь чипсов, и пододвигается ближе к сэмпаю. – А еще у него ужасно стойкий одеколон, который перебивает запах в квартире.
- Запах? – Юччи удивленно смотрит на кохая. Татсуя кивает, улыбаясь, и подхватывает губами один ломтик чипсов.
- У тебя в доме пахнет мятой, мне так нравится~
Юичи улыбается, и, осмелившись, нежно треплет Тат-чана за щечку. Тот начинает со смехом отбиваться.
- Перестань…
- Кавай, - солнечно улыбается Мару, осторожно ероша мягкие волосы. Притягивая кохая к себе, он тихонечко шепчет ему на ухо, до мурашек по фарфоровой коже, - больше всего я люблю твой запах.

0

8

амррр *_*

0

9

Ueda Tatsuya

прелестно)

0

10

Название: Зимняя сказка
Бета: Jay Kasei @ diary.ru
Категории: fluff, возможен ангст, но неохота что-то писать ангст xD
Пейринг: friendship KameDa, KoDa; несчастная MaruDa, NakaJunno, Ueda/X; KoKame ♥, JinDa ♥
Рейтинг: детям можно, это же сказки, пусть и про геев.
От автора: всем замечательным людям этой планеты. Peace!
Саммари: Nao-chаn <3 (22:32:44 27/01/2010): м...празднично?
Дисклеймер: всех имеет дядя Джонни.

Вступление.

Свернутый текст

Уэда так органичен во всей этой зимней обстановке.
Его дорогая «дутая» куртка и черно-белый вязаный шарф, подареный ему Джином, очень к лицу Татсуе. И еще он так хорош, когда улыбается.
У него новая стрижка, и Мару не может наглядется на согруппника. Коки молчит, но огоньки ревности довольно заметны в его глазах.
Каме с Уэдой часами выбирают одежду в самых модных бутиках Шибуи, а затем едят пирожные в небольшой уютной кафешке неподалеку, грея руки о чашки крепкого черного кофе. На улице снег, и Уэда мечтательно смотрит сквозь стекло куда-то туда, где фантастический мир светофоров и маленьких волшебных снежинок, танцующих в воздухе, словно крохотные феи.
- Казу-тян, - Татсуя спокойно улыбается, по-кошачьи жмуря глаза цвета кофе. – Почему снежинки так красивы?
Каменаши удивленно смотрит на одногруппника, и задумчиво улыбается, устремляя взгляд за окно.
- Все-таки, ты непредсказуем в вопросах… Я даже не знаю, что тебе сказать… Может быть, потому что… Их такими делают феи?
Тихий добрый смех Каме заставляет сердце Татсуи дрожать, а губы невольно расплываются в улыбке.
- Может быть, ты прав… Как ты думаешь, как они выглядят? – он неотрывно следит за спешащими куда-то прохожими. Скоро Новый Год, все хотят купить к празднику подарки для своих самых любимых людей. Уэда уже разложил все по коробочкам в своей спальне, и терпеливо ждет самого сказочного дня в году.
Каме неопределенно пожимает плечами, глядя на Уэду прямо, и тихо отвечает:
- Ты же видишь фей, а не я, верно? – подумав еще несколько минут, он произносит почему-то еще тише, словно шепчет какое-то диковинное заклинание: - Мне кажется, у фей такие же красивые глаза, как у тебя, Тат-тян.
Татсуя вздрагивает, и почему-то розовеет, неловко улыбается.
- Ты меня смущаешь…
- Мне даже кажется, что я абсолютно прав. Когда-нибудь я убежусь в том, что это правда, клянусь, - Каме кладет руку, согнутую в локте, на стол, и вытягивает мизинец. – Обещаю.

0

11

Первая глава.

Свернутый текст

Татсуя думает, что попал в сказку, когда замечает, как уже несколько дней подряд идет снег. На улице не слишком холодно, и он чувствует, словно сбылась мечта всей его жизни. Он ждал, с предвкушением ждал чего-то нового, особенного, удивительного…. И верил, что скоро это «что-то» случится.
Коки лениво лежит на диване, и смотрит телевизор. Джин сидит на полу, опираясь спиной на диван, и изредка комментирует происходящее на экране, то и дело перевязывая в хвост волосы. Каме с Тагучи и Мару играют в «дзенгу», и иногда вспоминают о том, что Уэда одиноко стоит у окна, копаясь в телефоне. Мару жмурится, по-доброму улыбаясь, и смотрит на кохая:
- Тат-чан, сыграй с нами…
- Нет, спасибо…, - Уэда улыбается, с особой теплотой в душе наблюдая за друзьями. Джин завопил что-то неприличное, а Коки засмеялся и наградил Аканиши легким подзатыльником. Каме тоже смотрит на них, ранее проследив за взглядом рыжего, и смеется.
- Давно мы так не собирались, да?
- Скоро New Year, New Year, - Тагучи улыбается, оборачиваясь к Уэде,  - Нам положено сегодня быть вместе...
- Кстати, - Аканиши смотрит на часы и поджимает нижнюю губу, – Ровно через минуту в Эл.Эй. настанет Рождество…
Татсуя поднимает баночку со светлым пивом, и кротко улыбается.
- Тогда… Кампай?
Коки улавливает взгляд Уэды, и легкая улыбка медленно сползает с его лица. Глаза Тат-чана полны невесомой грусти.

Когда вечеринка заканчивается, Каме завязывает Коки шарф, а тот недовольно ворчит, говоря, что Казуя похож на заботливую мамочку. Тагучи с Мару уже давно разъехались по домам, а Джин и Уэда стоят на пороге, провожая гостей.
- Тат-чан, ты правда останешься у Джина? Может, все же…, - Каме вовремя поджимает губы, вспоминая, что на байке Коки всего одно место для пассажира, – Мы бы посадили тебя в такси.
- Спасибо, Казуя-кун, но я… Уже присмотрел себе место на диване Аканиши, - Уэда рассеянно взглянул на друзей, неуверенно улыбнувшись, – Со мной все будет хорошо, Джин не обидит меня.
- Принцесс не обижают, - улыбается ему Аканиши, и прижимает его к себе, обняв за плечи, – Тат-чан будет в полном порядке, обещаю вам.
- Ты уж полегче… Не обижай его, - повторяет за Каме Коки, и Уэда обиженно дует губы:
- Я уже не ребенок.
- Почему это я буду его обижать? – Джин недовольно хмурится, и чуть ниже наклоняет голову, пряча улыбку в рыжих волосах, – Я же не монстр какой-то.
- Дело в том, что…, - Казу замирает, и беспомощно хлопает глазами. Как бы отреагировал Уэда, если бы Каме сейчас взял и выложил все Джину? Про то, что его бросили, и про то, что ему так больно сейчас.
- Уэда…, - Коки пытается договорить то, что не сказал Казуя, но Татсуя прерывает их попытку сказать что-либо.
- Они хотят сказать, что я неудачник, и меня бросили, поэтому сейчас у меня депрессия, - он неестественно заразительно смеется, хотя невооруженным глазом заметно, что в его глазах стоят слезы. Татсуя отводит взгляд, упираясь им в стену, и мысленно пытается заставить себя не разреветься, – И чтобы ты не приставал ко мне, как делаешь это постоянно.
- Как?.. – Джин замирает на мгновение, – Как ты мог встречаться с плохим человеком?!
- Почему плохим? – от удивления Уэда даже забывает о боли. Повернув голову, он удивленно хлопает глазами, и всхлипывает.
- Как мог хороший человек бросить такое сокровище?
Уэда пытается понять, серьезен ли Джин.
- Ну, мы пошли… Приятной вам ночи, - улыбается Каме прежде, чем прошмыгнуть в дверной проем вслед за любовником, оставляя Принцессу наедине с Бакой.
На лестничной клетке Танака заключает Казую в объятия, и перед поцелуем шепчет в такие соблазнительные губы:
- Я бы хотел, чтобы у них все сложилось…

Тем временем, Джин и Уэда ложатся спать. Несмотря на все свои возмущения, Татсуя находит себе немного места на кровати Аканиши, а тот уверяет его, что он не пожалеет, что в гостиной по ночам холодно спать, и, конечно же, вместе теплее и веселее. Насчет последнего Уэда долго сомневается, ворча недовольно:
- Только если ты не трахнешь меня, пока я буду спать.
Позже они засыпают, и Джин робко приобнимает Уэду за талию, утыкаясь носом в его плечо. Татсуя улыбается, уже почти уснув, и касается пятками ног Аканиши. Тот открывает глаза, и шепотом пытается поговорить с рыжим, про завтрашнюю погоду или про то, как он отмечал Рождество в Америке с некой Эрикой-тян, и насколько много он выпил. От этой болтовни уже почти уснувший Татсуя открывает глаза, кусает губы, и вспоминает свое прошлое Рождество.
«Я никогда не отпущу тебя».
Пальцы на ногах сжимаются, и Джин, чувствуя это, замолкает. Ладони превращаются в кулаки, и Татсуя роняет на подушку одинокую слезинку.
« - Знаешь, нэ? Знаешь?
- Что?».
Уэда до сих пор помнит ту хитрую улыбку и свой заинтересованный взгляд в зеркале.
« - А я тебя люблю…».
По спине бегут мурашки. Он поворачивается к Джину лицом, тычется носом в его широкую грудь и плачет, долго и тихо, изредка всхлипывая в темноте. Аканиши гладит Уэду по спине. Ему кажется, что он чувствует, насколько Татсуе больно сейчас.

Работу никто не отменял, и Джунно знает это лучше всех. Поэтому он настойчиво обзванивает опаздывающих ребят, пока начальство не пришло посмотреть, как продвигается работа.
Мару обещал вечером познакомить их со своей новой девушкой. По словам Юичи, она очень милая, тихая и скромная.
Джунно уже несколько дней думает, почему же новую девушку Накамару зовут не Тагучи Джунноске.
Все так сложно.
Он кричит в трубку Юи с особым энтузиазмом, что ему пора завязывать с ночными посиделками в постелях девушек.
Джин приходит одним из первых, за ним плетется Уэда, и у Тагучи сжимается сердце.
«Тат-чан выглядит так, словно жизнь дьяволу продал».
Появление Каме и Коки всегда сопровождается шумом, но сегодня они тихие. Правда, как и до этого, со счастливыми улыбками на лицах.
- Знаете? Знаете? Мы видели новую девушку Мару раньше вас. Она привезла Юччи на своей машине к агентству, - Каме кокетливо улыбается, садясь на диван, и принимается переобуваться в кроссовки. В сапогах ведь так неудобно танцевать.
- Она похожа на Уэду, - смеется Коки, садясь рядом с Казуей, и измеряет застывшего на месте Татсую взглядом, – Правда, у тебя не третий размер груди, Тат-чан, и походка не та…
Джунно уже хочет уйти, но не находит повода, как в дверном проеме появляется самый старший участник группы.
- Оо, вот и наш герой-любовник! – Джин подлетает к Мару, приставая к нему с расспросами о его девушке, – Она правда похожа на Тат-чана? Рыженькая? С кавайной улыбкой? Неужели такая же мускулистая?!
- Баканиши! – Уэда смущается, когда слышит о кавайной улыбке, и пытается оттянуть его от Юичи. Но есть еще кое-что, привлекающее внимание Уэды. Пустой взгляд Тагучи.
Его сердце обливается кровью, и, оставляя Джина, он походит к другу.
  - Так бывает, - тихо говорит он, хлопая друга по плечу, – Так бывает.

0


Вы здесь » [Johnnys~are~love ♪] » Art desu » Уэдочка. Избранное